Поиск
Дополнительное меню

Новости ИТ-бизнеса для Профессионалов

17 августа : четверг

Интервью

Курсы

USD ЦБ РФ 16/08 59.9266 +0.1276
EUR ЦБ РФ 16/08 70.3718 -0.2927
EUR/USD 16/08 1.1743 -0.0074

Технологии экспорта

16.06.2017 14:44

Предпосылки для роста

Взаимные санкции с Западом и сложности в экономике стали стимулом для развития импортозамещения в различных секторах экономики. При отсутствии внешних конкурентов велик соблазн замкнуться на собственном рынке. Но бизнес понимает, что добиться настоящего прогресса можно, только развивая экспортно-ориентированные технологии и предприятия, говорит директор бизнес-инкубатора РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Мамедов.

"Ощутимый эффект для экономики возникает, только когда потребность в том или ином продукте есть не только на российской рынке, цена и качество товара соответствуют ожиданиям клиентов по всему миру", — отмечает эксперт.

Результаты экспортно ориентированной стратегии ощутимы в традиционных отраслях несырьевой промышленности, говорит завкафедрой международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Владимир Саламатов. По его данным, в 2014–2016 годах возрастали поставки за рубеж некоторых видов металлургической и химической продукции, в том числе удобрений — нитрата аммония, мочевины, фосфата диаммония, сложных удобрений.

Экспорт радиолокационной аппаратуры в стоимостном выражении вырос более чем в два раза, экспорт газогенераторов — почти в 10 раз, а экспорт транспортных средств промышленного назначения увеличился на 79%. "В целом в настоящее время формируется тенденция роста поставок из России товаров с высокой добавленной стоимостью", — говорит Саламатов.

Однако в структуре российского экспорта продолжают преобладать сырьевые товары, отмечает финансовый аналитик ГК "Финам" Тимур Нигматуллин. В первом квартале 2017 года, по данным "Финам", доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта составляет 64,1%, на металлы и изделия из них приходится 10,4%, древесина и целлюлозно-бумажные изделия занимают 3,1%. Из несырьевых и условно несырьевых серьезную долю занимают машины, оборудование и транспортные средства (5,2%), продукция химической промышленности (6,4%), продовольственные товары (5,3%). "Имеет смысл развивать в первую очередь данные направления, так как они уже обладают технологическим заделом и встроены в производственные цепочки", — говорит Тимур Нигматуллин.

Сырьевой тормоз

Технологическое развитие российского бизнеса в целом сдерживается сырьевой ориентацией экономики: ресурсы по-прежнему составляют львиную долю ВВП, считает Руслан Мамедов.

"Сдерживающими фактором являются незрелость инновационной экосистемы, невнимание корпораций к новым разработкам, а также то, что круг экспертов очень узок", — отмечает директор бизнес-инкубатора РЭУ им Г.В. Плеханова.

По его словам, дополнительные инвестиции государства в технологии добычи и глубокой переработки сырья, бережного расходования энергоресурсов и охрану окружающей среды могли бы стимулировать перевооружение бизнеса.

"Направления грантовой поддержки науки для развития технологического бизнеса были составлены лет пять-семь назад и не очень компетентно", — отмечает Мамедов.

Последние два года рост экспорта продукции традиционно ориентированных на внешний рынок отраслей сдерживался также падением мировых цен. Особенно это было заметно в металлургии при экспорте изделий из меди и алюминия, чугуна, стального проката и др. Однако устойчиво возрастал объем экспорта отдельных товаров фармацевтической промышленности. В частности, более чем вдвое увеличился стоимостной объем экспорта лекарственных средств, используемых в терапевтических и профилактических целях, а также высокотехнологичных товаров. Этот рост объясняется в том числе и целенаправленным развитием фармацевтической и медицинской промышленности. Согласно федеральной целевой программе "Фарма-2020", к 2018 году доля отечественных жизненно необходимых препаратов должна вырасти до 90%. В прошлом году этот показатель уже составил почти 70%. По данным Минпромторга, объем частных инвестиций в фармацевтику за время реализации программы превысит 120 млрд руб., а государственных вложений — 39 млрд рублей.

Кроме того, ключевые факторы развитии любого экспорта — это расширение размеров рынка сбыта, умение работать в различных правовых группах, регулярное обновление средств производства для минимизации издержек и повышения качества. Этих компетенций зачастую не хватает российским предприятиям, считает Руслан Мамедов. "Необходимо большее внимание уделять исследованиям потребностей клиентов по всему миру и маркетинговой политике", — констатирует он.

"Первая отрасль, которая развивается достаточно успешно, — это сельское хозяйство", — отмечает Сергей Хестанов. Однако до сих пор урожайность на единицу площади в России находится на достаточно низком уровне — ликвидация этого отставания поможет заметно повысить потенциал экспорта сельскохозяйственной продукции.

Ставка на IT

Наибольшим потенциалом для роста, по словам экспертов, обладают высокотехнологичные товары. "Из несырьевого сектора стабильно развиваются военный, ядерный и космический, также наблюдается рост в IT, медицине, производстве полимеров и новых материалов", — говорит Руслан Мамедов. Он прогнозирует заключение международных инвестиционных сделок с растущими российскими компаниями в ближайшие два года. "Также большой успех ждет проекты из области телемедицины, производства новых измерительных приборов и гаджетов для здоровья", — добавляет Мамедов.

Егор Иванов, генеральный директор RITE, дочерней компании госкорпорации "Ростех", согласен, что экспортный потенциал российских IT-решений и цифровых технологий высокий. Однако, по его словам, этот рынок могут сдерживать высокие транзакционные издержки, связанные с выходом на зарубежные рынки, а также отсутствие компетенций у российских компаний по продажам в сегменте b2g. По его словам, RITE, например, была создана как раз для того, чтобы взять на себя решение этих проблем российского бизнеса. "Мы выбрали основные конкурентные экосистемные направления, где решения российских компаний обладают экспортным потенциалом: электронное правительство, умные и безопасные города, кибербезопасность и обеспечение цифрового суверенитета", — рассказывает Егор Иванов.

По его словам, много компаний в мире предлагают решения в области электронного правительства, но по степени сложности и масштаба внедрения — 85 субъектов, 11 часовых поясов, более 2000 электронных услуг на федеральном уровне — опыт России уникален. То же самое можно сказать о решениях в рамках концепции "умных городов", которые были реализованы в Москве. "В области кибербезопасности российские компании являются признанными мировыми лидерами, а с точки зрения технологий, обеспечивающих цифровой суверенитет, наши решения являются, по сути, одной из немногих альтернатив доминированию, а значит и зависимости от технологий ряда стран", — говорит Егор Иванов.

Более того, совсем недавно это направление получило новый стимул для развития. В рамках ПМЭФ в июне 2017 года Владимир Путин объявил курс на активное развитие цифровой экономики в России. По словам президента, государство будет поддерживать компании, осуществляющие разработки в сфере цифровых технологий и имеющие "сквозной межотраслевой эффект".

Девальвация рубля способствовала повышению конкурентоспособности отечественных IT-продуктов и услуг на глобальном рынке. Согласно докладу "Экспорт российской индустрии разработки программного обеспечения", подготовленному некоммерческим объединением компаний-разработчиков "Руссофт" по итогам 2016 года, объем зарубежных продаж ПО и услуг по его разработке российских компаний, в частности, вырос на 12% и достиг 6,7 млрд долларов.

Однако дальнейшие перспективы роста экспорта, как отмечают аналитики "Руссофт", во многом будут зависеть от развития геополитической ситуации и готовности государства массово поддерживать отечественных производителей.

Источник: rbc

Смотри также: В стране

16 июня