Поиск
Дополнительное меню

Новости ИТ-бизнеса для Профессионалов

22 сентября : пятница

Интервью

Курсы

USD ЦБ РФ 22/09 58.2242 +0.0952
EUR ЦБ РФ 22/09 69.2635 -0.5029
EUR/USD 22/09 1.1896 -0.0106

Спор торгующих субъектов

17.02.2017 11:58

Акционерные конфликты, за последнее время не обошедшие стороной такие компании, как Enter, Wikimart и Exist.ru, похоже, становятся традицией для российского онлайн-ритейла. По масштабу среди них выделяется борьба за "Юлмарт" — до недавнего времени крупнейший отечественный онлайн-магазин, потерявший свои позиции из-за трений между акционерами. Впрочем, никто не готов признать, что такие конфликты в природе самого бизнеса: по мнению экспертов, проблему скорее можно назвать общей для всех стартапов, у которых в какой-то момент просто заканчиваются деньги.

Причины для пессимизма

"Нет причин для пессимизма. У нас не было больших форс-мажоров, мы не обременены никакими корпоративными конфликтами или долгами",— рассказывал Forbes совладелец "Юлмарта" Дмитрий Костыгин в марте 2014 года. Сглазил: вскоре между акционерами компании развязалась настоящая война с судебными исками и взаимными обвинениями через прессу.

Конфликт в "Юлмарте" отличается масштабом: долгое время компания считалась крупнейшей в российском онлайн-ритейле, но, по оценке агентства "Infoline-Аналитика", в первом полугодии 2016 года уступила лидерство компании Wildberries. Вместо запланированных 65 млрд руб. по итогам 2016 года выручка "Юлмарта" составит лишь 55 млрд руб., говорит Дмитрий Костыгин. И это на фоне роста российского рынка электронной торговли, который по итогам 2016 года достигнул около 900 млрд руб. (рост на 18,4%), по данным Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ). "Конфликт в "Юлмарте" означает замедление развития одного из самых успешных проектов в e-commerce, а значит, к сожалению, всего рынка в целом",— констатирует сооснователь Data Insight Федор Вирин.

По одну сторону баррикад — сам Дмитрий Костыгин, который через компанию Koshigi владеет 31,6% Ulmart Holdings Limited (UHL; головная компания "Юлмарта"), и его давний партнер Август Мейер, которому через компанию Svoboda принадлежат 29,9% UHL. По другую — Михаил Васинкевич, который через Donna Union Foundation контролирует остальные 38,5%.

Проблема стартапа

Корпоративные войны уже становятся традицией российского e-commerce. Вспоминается, например, завершившийся в январе 2017 года многомесячный конфликт между акционерами крупнейшего интернет-магазина автозапчастей Exist, завершившийся выходом из бизнеса одного из основателей компании Владислава Доморацкого. Другой пример — разногласия между акционерами интернет-маркетплейса Wikimart, вышедшие в публичную сферу в декабре 2016 года. Сооснователь Wikimart Максим Фалдин тогда фактически заявил о прекращении существования компании, утверждая, что она брошена мажоритарными акционерами — то есть главой совета директоров Финпромбанка Анатолием Гончаровым — и ей грозит банкротство. До тяжелой ситуации довели конфликты и онлайн-ритейлера Enter, за который в числе прочих активов спорили его основатель Максим Ноготков и группа Solvers Олега Малиса. В январе кредиторы Enter решили ввести в отношении компании процедуру конкурсного производства, общие требования к ритейлеру превышают 11,4 млрд руб.

Может показаться, что сама отрасль предрасположена к корпоративным конфликтам. Но эксперты и участники рынка не готовы с этим согласиться. Происходящее в "Юлмарте" — стандартная проблема стартапов, когда в середине пути оказывается, что акционеры строят разные вещи, считает сооснователь Data Insight Федор Вирин. "Это выглядит странно для компании такого масштаба, но картинка похожая",— уверен он. "Обычно конфликты возникают в ситуации, когда деньги закончились. Вдруг ресурс иссяк, за него приходится бороться с другими акционерами. В этот момент назревает конфликт, который формально может быть вызван ерундовым поводом, например спором о смене гендиректора или об открытии новой торговой точки",— добавляет президент АКИТ Алексей Федоров. По его мнению, российскому бизнесу не хватает медиаторов в разрешении споров. "В мировой практике это удобный, понятный и доступный институт разрешения конфликтов. Большинство конфликтов чисто психологические. А хороший медиатор — это и психолог, и бизнесмен, и авторитетный человек, который приводит стороны к пониманию, что проще и дешевле поступиться частью принципов, но разрешить конфликт, пожать друг другу руки и разойтись",— резюмирует он.

В случае "Юлмарта" такая возможность еще не потеряна. Источники "Ъ", знакомые с ходом конфликта, говорят, что стороны, похоже, наконец близки к соглашению. Впрочем, учитывая характеры конфликтующих, как дело завершится, предсказать по-прежнему невозможно, добавляет один из них.

Источник: Коммерсантъ

17 февраля