Поиск

USD/RUB: 61.94 EUR/RUB: 73.18 BTC/USD: 8241.68

20 июня : воскресенье

Интервью

Колонка эксперта

Софтверный занавес: что на самом деле нужно ИТ-компаниям для экспансии

19.11.2015 14:25

Автор: Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «АйТи».

Россия поддерживает ИТ-индустрию привычным методом — ограничивая доступ на внутренний рынок иностранцам. Куда эффективнее израильская модель — продвижение своих компаний за рубежом.


Стратегическая отрасль


Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, по которому с 1 января 2016 года государственные органы будут обязаны закупать софт из специального реестра отечественного программного обеспечения.


В последние годы государство активно стремится усилить свою роль в ИТ-индустрии. Это и новые возможности, и новые риски для отрасли, ценовой объем экспорта которой вплотную приблизился к объему экспорта вооружений и существенно превысил экспорт ядерных технологий.


Созданная практически с нуля энтузиастами, российская ИТ-отрасль достигла уровня одной из самых мощных среди технологических индустрий после ВПК. В 2014 году ИТ-экспорт составил примерно $5 млрд, при этом он от года к году растет двузначными цифрами и есть потенциал для того, чтобы рост продолжался и сейчас, в кризисные годы.


Высокая динамика развития ИТ-отрасли определяется набором понятных причин. В этом секторе компании вырастают из стартапов — небольших команд, которым для развития требуются относительно маленькие инвестиции. Это не сравнить с инвестициями в новый завод: например, в нефтехимии создание одного рабочего места требует около 15 млн руб. инвестиций и занимает пять лет. В ИТ-индустрии одно рабочее место стоит на порядок дешевле и создается гораздо быстрее. Благодаря этому сильные ИТ-компании появляются по всей России — в Казани, Екатеринбурге, Новосибирске и вырастают до тысяч сотрудников.


Выросли из ниш


Хотя большая часть технологий и продуктов создавалась для нашей страны, мы всегда были встроены в глобальный рынок. В отличие от многих рынков, которые были изолированы и стали открытыми только после вступления в ВТО, мы с самого начала конкурировали с лучшими технологиями или использовали их в своих проектах. Нам удалось создать репутацию креативных высокопрофессиональных специалистов, которые конкурируют не по цене (потому что по цене мы очень быстро проиграли индусам), а по способности решать сложные задачи и интегрироваться в международный бизнес.


Один из факторов этого бурного самостоятельного роста ИТ-рынка — отсутствие больших барьеров и чрезмерного регулирования со стороны государства.


Достаточно долго государство не замечало нас, выражая необъявленное предпочтение крупнейшим глобальным производителям. Считалось, что за хорошей технологией нужно идти в компанию, которая занимает топовую позицию в конкретном секторе в мире. Нас постоянно сравнивали с компаниями уровня Microsoft и задавали вопросы: «Что с вами будет через десять лет? Будет ли ваша технология лидирующей и конкурентной по сравнению с продуктами крупнейших производителей?»


В итоге для российской ИТ-индустрии оставалась ниша проектов небольшого масштаба. На зрелых рынках, конечно, российские производители были не способны составить реальную конкуренцию глобальным, поэтому нам оставалось либо решать для крупных потребителей нишевые задачи, либо играть роль сервисных партнеров по внедрению западных решений. К примеру, нишевый рынок распознавания символов оценивается всего в единицы сотен миллионов долларов, но там, среди мировых лидеров, наш производитель ABBYY. Считалось, что в глобальном распределении роль России не связана с высокотехнологичными рынками, и государство боролось за свою позицию на традиционных для него целевых рынках.


Информационные «Жигули»


Сейчас ситуация радикально меняется: возникло понимание, что необходимо создавать собственные технологии. Безопасность, ИТ-инфраструктура, модернизация производства и управления — государство хочет, чтобы ИТ-индустрия поддержала его потребности в этих сферах.


Сегодня государство — это крупнейший заказчик для ИТ-отрасли. По разным подсчетам, на долю госзаказов на отечественном ИТ-рынке приходится порядка 85 млрд руб. И сейчас запрос государственных заказчиков сместился от поставок «железа» к предоставлению услуг по созданию информационных систем, их внедрению, сопровождению и развитию.


Однако есть и обратная сторона введения ограничительных мер для иностранных компаний: это сможет отрезать нас от инноваций глобального рынка, в результате чего наши решения будут гораздо слабее.


У нас и так отношение к отечественным ИТ-продуктам сегодня, как к «Жигулям». Хотя мы продаем далеко не «Жигули» и даже не развиваем разработки советских времен. Все технологии мы создали сами. Если мы их продаем на глобальном рынке, значит они конкурентоспособны. Надо понимать, что многие западные компании покупают российские технологии, «обертывают» их, продвигают и продают обратно в Россию. $5 млрд экспорта — это заказная разработка, которая частично возвращается к нам в виде конечных продуктов западных поставщиков. Мы часто используем западный продукт, но не понимаем, что внутри «сидит» российский код. Выходит, мы слабее в маркетинге и в продажах даже у себя в стране.


Израильская модель


Поэтому одними ограничениями проблему развития ИТ-отрасли не решить, нужен комплекс мер. Примером эффективного развития ИТ-экосистемы может служить израильская модель, где традиционно делается акцент на разработку технологий внутри страны: применяется законодательство для защиты авторских прав, упрощается открытие ИТ-компаний, предоставляются налоговые рассрочки для новых проектов и организаций. Государство способствует «посеву» новых проектов и бизнесов в ИТ-сфере, после чего не вмешивается в их развитие, позволяя рынку отобрать наиболее успешные и интересные новые решения. И затем именно государство активно помогает продвигать разработки израильских ИТ-компаний на мировом рынке через сеть из более чем 40 своих торговых представительств по всему миру. Ключевой фактор успеха подхода Израиля — получение ИТ-решений, востребованных на мировом рынке, а не только среди внутренних заказчиков.


У нас государство не занимается продвижением. Мы обсуждали эту тему с Минэкономразвития России, они переадресовали нас к российским торгпредствам за рубежом. Но торгпредства не имеют опыта продвижения высокотехнологичных компаний. Они больше ориентированы на продвижение промышленной продукции, которую можно презентовать в рамках выставок, форумов. Так что на деле российские ИТ-компании в одиночку ведут работу в зарубежных странах, где мы можем конкурировать с американскими и европейскими производителями. Например, в Латинской Америке, в арабских странах к нам отмечается высокий интерес, но часто мы проигрываем из-за того, что у нас нет инструментов, которые есть у других производителей, таких как межгосударственные соглашения и так далее.


Если государство хочет стимулировать развитие ИТ-отрасли, то нужно внимательнее присмотреться к опыту Израиля. И нужно действовать сразу по двум направлениям. Во-первых, строить ИТ-экосистемы, что приведет к появлению новых компаний. Во-вторых, создать сеть торговых представительств в посольствах России по всему миру по программе продвижения отечественных ИТ-компаний и ИТ-решений. Все это приведет к созданию конкурентоспособных предложений на мировом рынке. Только выход на рынки других стран позволит нам получить скачок в развитии отрасли. Понятно, что на рынки США и Европы нас не пустят, там давно и плотно все поделено. Однако мы еще можем успеть выйти с отечественным ПО и услугами на рынки Азии, Африки, Латинской Америки.

Источник: rbc