Поиск

USD/RUB: 66.01 EUR/RUB: 75.32 BTC/USD: 4871.7

20 декабря : вторник

Колонка эксперта

Открытый фронт: почему "национальная ИТ-платформа" не имеет смысла

20.07.2015 11:58

Автор: Дмитрий Комиссаров, генеральный директор и основатель компании «Новые облачные технологии».


России нужны не программы с открытым кодом, а разработчики успешных проприетарных продуктов. Если ваш продукт конкурентоспособен, он востребован на глобальном рынке. И на каком коде он написан — абсолютно не важно.


Главное — поддержка


В рамках закона об импортозамещении ПО, подписанного президентом в начале июля, Минкомсвязи определило разработчиков, которые займутся созданием основных видов отечественного программного обеспечения. По мнению представителей министерства, «национальные IT-продукты» должны строиться на открытом коде (open source), который может улучшать и дорабатывать каждый пользователь. Государство боится проприетарных программ вроде почты Gmail, редактора Word или операционной системы iOS, хотя каждый отдельный чиновник с радостью ими пользуется.


Идея открытого кода импонирует не только министру связи, но и многим участникам рынка. Это удивительно: все успешные сервисы, которые базируются на открытом коде, — достаточно узкопрофильные инфраструктурные решения для корпоративного сектора или бесплатные продукты для массового сектора. С массовыми коммерческими продуктами такая модель не работает.


Прежде чем рассуждать о «национальных IT-продуктах», стоит определить конечных потребителей этих продуктов. Это сервисы, рассчитанные на массового пользователя, или инструменты построения корпоративной IT-системы? Если говорить о массовых продуктах, то ключевую роль в их успехе играет ровно один фактор — поддержка пользователей. Именно поэтому все успешное российское ПО является проприетарным (например «Лаборатория Касперского», ABBYY и другие).


Open source может быть питательной средой, в которой рождаются интересные наработки, но конечный коммерческий продукт способна поддерживать и продвигать только одна компания. Потому идеи создания проектов в партнерстве с коллегами, например из восточного блока, выглядят утопией. Успешные случаи такого сотрудничества пока неизвестны. Любое законченное сложное программное решение — это годы работы нескольких сотен программистов, значительные инвестиции и выстраивание каналов продаж.


Более того, на мировом рынке пока нет примеров массовых пользовательских сервисов на базе открытого кода. Самая успешная open source компания — американская RedHat с выручкой $1,5 млрд. Но даже у этой компании более половины дохода — госзаказ ведомств США, а остальная часть дохода — техническая поддержка корпоративных клиентов, а не продажа продуктов конечным потребителям. Известная в России компания Parallels, которая является активным сторонником открытого кода, значительную выручку получает от закрытого коммерческого продукта Parallels Desktop для массового рынка, почему же она не продает частным пользователям open source решения? Одно из самых популярных open source решений — Libre Office — приносит очень небольшие доходы компаниям, которые продают для него платную техническую поддержку.

Тучные коды


Российские чиновники боятся попасть в зависимость от условного Microsoft, неподконтрольного и закрытого разработчика жизненно важных инструментов. Но положение западных гигантов на рынке офисного программного обеспечения совсем не так незыблемо. Виной тому две тенденции. Первая из них — это размещение офисного ПО в частных облаках, вызванное мировым трендом на сегментирование интернета. Компании и государства пристально следят за условиями хранения персональных данных и их трансграничным перемещением.


Вторая тенденция — эволюция инструментов редактирования текста на мобильных устройствах. Сейчас на офисные продукты для смартфонов приходится не более 5% от $30 млрд мирового рынка, но через пять лет ситуация кардинально изменится. По данным исследовательской компании Gartner, к 2022 году число бизнес-пользователей, использующих офисные продукты, составит около 1,15 млрд (без учета Индии и Китая). 60% из них будут использовать облачные версии программ. Gartner также прогнозирует, что к 2018 году 50% коммуникаций и совместной работы будут осуществляться через мобильные приложения поддержки групповой работы. Растущий мобильный рынок нуждается в современных, удобных и простых офисных редакторах документов, и в ближайшем будущем мы увидим на этом поле много новых игроков.


Перемены затрагивают не только рынок офисного ПО и мобильных приложений, но и те направления, в которых традиционно сильны российские IT-специалисты. Это, например, безопасность для интернета вещей: с ростом количества устройств потребуются лучшие решения. Еще одно интересное направление — big data, где с помощью высококлассных российских алгоритмистов могут появиться новые глобальные игроки.


Пессимисты говорят, что невозможно конкурировать с мировыми гигантами и их миллиардными инвестициями в разработки. Это заблуждение. В последние несколько лет мировые софтверные гиганты все чаще оказываются беспомощны в новых для них областях. Успеха, напротив, добиваются молодые динамичные команды, объединенные общей идеей, которые за несколько лет теснят в своих нишах стомиллиардные компании.


Недавний пример — мобильное приложение Slack, которое пришло на зрелый рынок платформ для совместной работы и перевернуло представления о том, как эта работа будет выполняться впредь. Уже упомянутые «Лаборатория Касперского» и ABBYY выходили на состоявшиеся рынки с присутствием глобальных игроков и добивались успеха.


Понятие «национальной IT-платформы» в таком контексте теряет смысл. На IT-рынке российские компании всегда соревнуются с глобальными игроками. Их конкурентоспособность определяется именно глобальностью. Используют ли они при этом открытый код или проприетарный, уже не важно.

Источник: rbc