Поиск

USD/RUB: 66.88 EUR/RUB: 76.18 BTC/USD: 6425.02

19 сентября : воскресенье

Интервью

Колонка эксперта

"Помогая клиентам минимизировать издержки, мы увеличиваем свою выручку"

17.06.2015 11:53

Майк Хаттаб, компания Vision SolutionsАлександр Трекин, компания Vision SolutionsИнтервью с Майком Хаттабом, вице-президентом компании Vision Solutions по продажам на развивающихся рынках, и Александром Трекиным, региональным директором компании.


В рамках 5-го Ежегодного саммита по устойчивости и непрерывности бизнеса вице-президент Vision Solutions по продажам на развивающихся рынках Майк Хаттаб и региональный директор компании Александр Трекин рассказали об особенностях работы компании, а также об актуальных тенденциях в сфере облачных технологий.

— Расскажите подробнее о вашей компании и продуктах. Они нацелены только на катастрофоустойчивость и аварийное восстановление данных?

Майк: Vision Solutions находится во владении финансовой компании Thoma Bravo. Это один из крупнейших инвесторов в области ИТ, которому принадлежат такие ИТ-гиганты, как Novell и Riverbed. На российском рынке мы работаем с 1995 года и за последние годы серьезно укрепили свои позиции. Сейчас у нас в России есть несколько бизнес-партнеров, которые занимаются поддержкой клиентов. Всего на данный момент у компании насчитывается более 35 тысяч заказчиков по всему миру. Этого показателя удалось достичь благодаря тому, что у Vision Solutions есть уникальная технология, который помогает клиентам сохранять их бизнес: при каких-либо технических сбоях мы переключаемся на резервный сервер с актуальной копией данных. Кроме того, мы гарантируем восстановление информации, в том числе аварийное, в любой момент.

— На какой бизнес — Enterprise/SMB — ориентированы решения компании?

Александр: Наши решения зависят в первую очередь от потребностей заказчиков, среди которых есть различные компании. Мы оказываем услуги крупнейшим банкам, например, HSBC — мы работаем с ними по всему миру, технологическим компаниям, к примеру, IBM и многим другим организациям — вплоть до проектов для Ватикана. Среди российских клиентов также встречаются и банки, и страховые компании, и производственные, и инфраструктурные организации. Дело в том, что необходимость в обеспечении катастрофоустойчивости критических бизнес-приложений и доступности данных есть во всех секторах. Также крайне востребована минимизация времени простоя — допустим, в банках и производственных компаниях с технологиями непрерывного производства.

— Были ли какие-то необычные клиенты у вашей компании?

Александр: Да. К примеру, фондовая биржа Палестины. Основной центр обработки данных находится непосредственно в Секторе Газа, а резервный — на западном берегу реки Иордан. У некоторых заказчиков серверы располагаются даже на разных континентах. Нередко виртуальные машины одного облака защищают виртуальные машины другого, но при этом физически между ними может быть огромное расстояние. Предлагаемые в таких ситуациях решения по миграции и репликации данных специально оптимизированы для таких расстояний.

— Как вы оцениваете интерес заказчиков в России по сравнению с другими странами? Сказался ли кризис на спросе услуг компании?

Александр: В кризис организации стремятся минимизировать свои расходы, чему, например, в немалой степени способствуют виртуализация и миграция на другие платформы. Наша компания как раз помогает в переносе данных на новые платформы и СУБД с минимальными простоями, что позволяет оптимизировать затраты.

— То есть кризис, наоборот, стал неким толчком для вашего развития?

Майк: Можно сказать, что, помогая клиентам минимизировать издержки, мы увеличиваем свою выручку. Ведь, как верно отметил Александр, в кризисные периоды люди стремятся к меньшим тратам, и мы ищем подходящие для этого способы. К примеру, при миграции в облако наши решения обеспечивают оптимизацию затрат, поскольку позволяют сохранить прежнюю инфраструктуру при расходах на поддержание виртуальной среды. В этом плане востребованность наших решений по переносу данных возросла на 30% (речь идет не об общем доходе, а именно о сфере миграции). В целом выручка от оказания таких услуг увеличилась на 7-9%, что, безусловно, впечатляет.

Александр: Еще один способ сокращения издержек — уменьшение стоимости простоев. Наши решения направлены на обеспечение не только катастрофоустойчивости, но и высокой доступности приложений, поэтому они защищают данные как при технических проблемах — падении сервера, отключении электричества и т. д., так и при плановых перерывах, в частности, при переходе на новые версии ПО. Некоторым заказчикам каждая подобная заминка в работе обходится в 5-7 млн долларов в час. Мы помогаем им снизить потери, сводя простои при катастрофах или заранее определенных операциях к минимуму.

— Ваш саммит посвящен облачным технологиям. Как вы считаете, будущее именно за ними?

Александр: У нас несколько иной взгляд. Есть концепция «реального центра обработки данных», при которой одна часть информации хранится на физических серверах, другая — на виртуальных. К примеру, это нужно, если некоторые данные конфиденциальны и их запрещено перемещать в облако, как в России. Для таких ситуаций мы предлагаем гибкие решения, которые могут покрыть весь спектр физических, виртуальных и облачных сред в любой комбинации. Мы не заставляем «лечить подобное подобным», как Парацельс в средние века.

Майк: Масштабируемость и гибкость наших решений позволяют применять их для любых сред и в любых комбинациях, что дает возможность удовлетворять все потребности заказчиков.

— У компании есть несколько групп решений — катастрофоустойчивость, аварийное восстановление и репликация. Клиенты чаще покупают услуги в комплексе или по отдельности?

Майк: Все зависит от клиента. Иногда заказчикам требуется только репликация или аварийное восстановление. Для таких потребностей есть свои, довольно бюджетные решения. При развитии, расширении бизнеса, как правило, возникает необходимость в других услугах, и они снова могут обратиться к нам.

— Бывали ли случаи, что не сразу удавалось договориться с клиентом, и он сначала отказывался от услуг, а потом возвращался после каких-то возникших у него проблем?

Майк: Да, такое случалось. Например, недавно в Кувейте — я не могу называть организацию, так как она относится к правительственному сектору. На прошлой неделе заказчики отменили встречу по поводу сделки, объяснив это отсутствием времени и незаинтересованностью. А на следующий день в здании случился пожар, из-за которого они не могли работать в течение четырех дней. Я отложил свой полет в Дубай, чтобы встретиться с ними как можно скорее. Мне даже не пришлось ничего рассказывать — мы просто подписали контракт!

— Каковы основные конкуренты вашей компании на российском и международном рынках?

Майк: В сфере предоставления ИТ-услуг по хранению и восстановлению данных я их не вижу. Основные конкуренты — те, кто предоставляет услуги репликации на уровне хранилища данных. По продуктам в виртуальной среде и в части работы с физическими средами есть неплохие технологии у других компаний. Но подобных нашему решений, которые объединяли бы виртуальные, физические и облачные среды, пока нет.

— В этом году у компании вышла новая версия Double-Take Availability for AIX 5.0. Почему вы решили выпустить ПО, которое ориентировано не только на узкий круг специалистов и имеет интерфейс, удобный для более широкой аудитории?

Майк: Удобный интерфейс становится все более важным для пользователей. Им хочется управлять всем с одного устройства, одним прикосновением. Это надо учитывать при создании облаков, виртуальных и физических сред, чтобы люди могли совершать нужные операции не только с помощью компьютера, но и с мобильного телефона или планшета. Наша компания всегда следит за тенденциями и осваивает последние технологии, что помогает постоянно разрабатывать новые полезные для клиентов решения.

Источник: @Astera