Поиск

USD/RUB: 64.25 EUR/RUB: 70.85 BTC/USD: 8206.09

16 ноября : среда

Интервью

Колонка эксперта

Мобильные духом

01.06.2015 16:05

О том, что России необходима независимая мобильная операционная система, глава Минкомсвязи Николай Никифоров впервые обмолвился в феврале. На прошлой неделе выяснилось, что министр уже лично тестирует YotaPhone с операционной системой Sailfish финской компании Jolla. Похоже, с помощью именно этой разработки Россия рискнет бросить вызов миру, поделенному между Android и iOS.


Русский Android


Основной мотив, которым руководствуется Минкомсвязи,- защита личных данных. Чиновникам не нравится, что россияне вынуждены использовать технологии американских компаний. «Sailfish чем хороша? Она открытая,- рассказывал министр на конференции «Информационные технологии в оборонно-промышленном комплексе», которая на прошлой неделе прошла в Казани.- Там есть ряд закрытых компонентов, связанных с пользовательскими интерфейсами, но и они будут открыты в июне или июле. У Sailfish есть все шансы стать интернациональной мобильной системой».


14 мая в Минкомсвязи состоялась встреча Николая Никифорова с сотрудниками Jolla и представителями российских IT-компаний. «Считаем необходимым создание на базе открытой операционной системы альтернативы существующим закрытым или закрывающимся мобильным платформам»,- цитирует выступление министра сайт Минкомсвязи.


Через несколько дней председатель совета директоров Jolla Антти Саарнио заявил, что из слов министра не следует, будто Россия хочет создать собственную операционную систему. По его мнению, это «не сработает», да и «не нужно». Саарнио показалось, что российские чиновники всего лишь хотят, чтобы российские разработчики создавали для Sailfish больше новых приложений (с Jolla уже сотрудничает, например, «Яндекс»). Минкомсвязи заявление топ-менеджера Jolla проигнорировало, в ведомстве лишь отметили, что среди собственников Jolla «помимо финских есть как российские, так и китайские акционеры». Под российскими акционерами имеется в виду группа компаний ЕСН Григория Березкина — о том, что миллиардер стал совладельцем Jolla (размер пакета, который он приобрел, не раскрывается), стало известно в середине мая.


Jolla была основана в 2012 году бывшими сотрудниками Nokia, которые покинули компанию после того, как она заключила альянс с Microsoft и отказалась от разработки собственных операционных систем в пользу мобильной версии Windows. Операционная система Sailfish представляет собой развитие проекта MeeGo, операционной системы, которая должна была заменить Nokia устаревшую Symbian. Первый и пока единственный смартфон на Sailfish был представлен в 2013 году. Скоро обещают показать планшет. В России смартфон продается с ноября прошлого года по цене 19,99 тыс. руб.


«Навстречу демонополизации»


В апреле этого года Минкомсвязи утвердило план импортозамещения программного обеспечения, согласно которому уже к 2020 году доля отечественных «клиентских и мобильных операционных систем» на российском рынке должна будет составить 25%, еще через пять лет — 50%.


Для выполнения плана импортозамещения в министерстве было создано несколько рабочих групп, одна из которых отвечает за операционные системы. В нее, в частности, вошли представители компаний ALT Linux, Parallels и «Яндекс». Известно, что помимо Sailfish в качестве платформы для создания новой операционной системы Минкомсвязи рассматривало и другие варианты. 5 февраля на заседание рабочей группы приходили представители Samsung Electronics, чтобы показать собственную разработку — Tizen.


Первые устройства на Tizen, часы Samsung Gear 2 и Gear 2 Neo, были представлены в 2014 году, первый смартфон, Samsung Z1, появился в январе этого года. Продается он только в Индии. «Навстречу демонополизации мировой IT-экосистемы — держу в руках телефон с новой открытой операционной системой» — таким комментарием Никифоров снабдил фотографию Z1 в своем твиттере. Министр преувеличивает. Не похоже, чтобы Samsung, один из ключевых партнеров Google, собирался развивать Tizen в качестве прямой альтернативы Android. Сейчас основные области использования Tizen — wearables вроде умных часов, Smart TV, фотокамеры, автомобильные системы. В апреле был представлен робот-пылесос Samsung Powerbot VR9000, тоже под управлением Tizen.


Помимо Sailfish и Tizen упоминания, пожалуй, заслуживают еще две системы — Firefox OS, которую развивает Mozilla Foundation, и Ubuntu Touch компании Canonical, одного из крупнейших разработчиков Linux. Об интересе Минкомсвязи к этим проектам, впрочем, ничего не известно. Возможно, дело в том, что Mozilla базируется в США, а Canonical — в Великобритании.


Бал дебютантов


В 2014 году, согласно статистике сервиса «Яндекс.Метрика», смартфоны и планшеты под управлением Android обеспечивали более 60% мобильного трафика в рунете. Доля iOS — немногим менее 30%, Windows Phone — менее 5%. Оставшиеся несколько процентов приходятся вовсе не на Sailfish, Tizen или Firefox, а главным образом на Symbian (оказывается, кто-то все еще пользуется старыми смартфонами Nokia) и обыкновенные мобильные телефоны.


На глобальном рынке сложилось примерно такое же соотношение. Согласно статистике сервиса NetMarketShare, у Android — более 50%, iOS — немногим менее 40%, Symbian — 3%, мобильной Windows — около 2%, Blackberry — менее 1%. Львиную долю оставшихся устройств составляют обычные мобильные телефоны. На все экзотические мобильные операционные системы, вместе взятые, приходится примерно 0,5%.


Создание альтернатив Android и iOS — угасающий тренд. Все заметные проекты были запущены в начале 2010-х. С тех пор ничего интересного не появилось. Причина, похоже, в том, что для рынка операционных систем наличие пары очевидных лидеров — естественное состояние. Среди десктопных систем совокупная доля различных версий Windows превышает 85%, Mac OS — близка к 10%. Число пользователей Linux, несмотря на наличие множества качественных дистрибутивов, не увеличивается.


Операционная система — это всего лишь среда для запуска приложений. В конце прошлого года число приложений в магазине Google Play превысило 1,4 млн, в App Store — 1,2 млн. По мнению Никифорова, у Sailfish «есть масса плюсов — информационная безопасность и более стабильная, развитая экосистема». Похоже, министра ввели в заблуждение: собственной экосистемы приложений и сервисов, а это основной фактор, у Sailfish как раз нет. Кому нужен смартфон, на который нельзя установить WhatsApp, Instagram или Google Maps? Разработчики приложений ориентируются на популярные платформы, и новичкам приходится добавлять в операционные системы поддержку приложений для Android.


«Любая платформа — iOS, Android, Windows — это не столько код, сколько экосистема приложений,- комментирует сооснователь и президент компании Parallels Яков Зубарев.- То, что на Sailfish можно как-то запускать Android-приложения,- это плюс. Впрочем, работают они хуже, чем в родной среде, тормозят, периодически падают. Важно помнить другое: это опасный путь с точки зрения развития бизнеса. В любой момент, стоит Google этого захотеть, поддержка Android-приложений очень легко перестанет работать».


Смартфон для миллиардов


В выступлении на форуме «Информационные технологии в оборонно-промышленном комплексе» Никифоров подчеркнул, что проекты, которые поддерживает Минкомсвязи, должны ориентироваться на мировой рынок.


«Не должно быть и не может быть сегодня российской национальной операционной системы, работающей только на внутреннем рынке,- рассуждает министр.- Невозможно исключительно за счет закрытого рынка или государственного заказа создать новую мобильную операционную систему и затем обеспечить ее проникновение на мировой рынок. Полноценным и успешным будет только тот продукт, который получит доступ к сотням миллионов, а желательно даже к нескольким миллиардам мобильных устройств во всем мире».


Это что-то новое. До сих пор было впечатление, что государство хочет направить развитие информационных технологий в иное русло. Вполне реалистичной казалась концепция, которую предлагает, например, Русская православная церковь. «Чем быстрее мы разработаем свои, максимально несовместимые с западными программные продукты, тем меньше будем потом жалеть о тотальном электронном контроле,- заявил в начале года председатель синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин.- Самый прямой путь к такому контролю — унификация программных продуктов и баз данных. Поэтому чем «несовместимее» будут наши системы с системами тех стран, которые сегодня недружественно к нам относятся, тем больше у нас останется свободы».


В Минкомсвязи говорят, что работать над новой мобильной операционной системой вместе с российскими разработчиками будут их коллеги из стран БРИКС. Никифоров утверждает, что у него есть соответствующие договоренности с главами отраслевых министерств стран-участниц группы. По его словам, готовится создание международного консорциума, в который войдут технологические компании из России, Бразилии, Индии, Китая и ЮАР. Обсуждается следующая модель работы: сотрудники компаний, которые войдут в объединение, будут тратить на проекты консорциума один день в неделю.


В июле этого года Уфа принимает седьмой саммит БРИКС. Участникам саммита будет о чем поговорить, однако обещания завоевать рынки стран, население которых составляет около 3 млрд человек, пока трудно воспринимать всерьез. Показательно, что и участники министерской рабочей группы перспективы проекта оценивают сдержанно.


«Любая поддержка открытых форматов всегда способствует развитию рынка, появлению новых игроков, интересных технологий, но создание новой операционной системы — это огромные инвестиции не только в продукт, но и в сообщество разработчиков приложений, производителей устройств,- говорят в «Яндексе».- Похоже, рынок операционных систем уже сложился, и ни производители устройств, ни разработчики не готовы тратить дополнительные усилия на новую платформу».


Зубарев обращает внимание, что Google, капитализация которой составляет $370 млрд, на развитие Android ежегодно тратит миллиарды. Microsoft с капитализацией $350 млрд за несколько лет тоже инвестировала миллиарды, при этом доля мобильной Windows остается на уровне 2-3% и в последнее время падает. «Какая будет капитализация у компании, которую мы хотим создать? По самым скромным оценкам, она должна составить около $30 млрд,- размышляет Зубарев.- Мы всерьез говорим о проекте на заказ, где капитализация должна будет приблизиться к $30 млрд (а это треть капитализации «Газпрома»), в то время как во всем мире насчитывается не больше двух десятков компаний такого масштаба?»


Появятся ли новые устройства на «российской» Sailfish? Не исключено. Информация, что Yota Devices может отказаться от Android в пользу другой операционной системы и в качестве основного варианта рассматривает Sailfish, появилась в СМИ зимой, однако компания ее не комментировала. Две недели назад генеральный директор Yota Devices Владислав Мартынов на вопрос «Денег», правда это или нет, ответил так: «Поживем — увидим. Такой проект должен иметь серьезное экономическое обоснование».


Глава Yota Devices несколько раз подчеркнул, что его компания — глобальная. В том числе поэтому, по его словам, на YotaPhone не предустанавливают приложения «Яндекса». («Мы вели переговоры с Yota Devices, но пока не нашли взаимовыгодного формата»,- сообщили «Деньгам» в «Яндексе».) Что изменилось за две недели (если изменилось), непонятно. Представители Yota Devices и Минкомсвязи на этот вопрос не ответили.

Источник: Коммерсантъ